Шейко Анастасия

У Иконы и свечи
Я молчу, и ты молчи.
Пламя — Душ солдатских тишь…,
Я молчу, и ты молчишь…

Деду Ивану и прадеду Дмитрию
Память ищет событья истории,
При которых я не был нигде.
Взял альбом, давно умершей бабушки,
Где в будёновке дед на коне.
Где мой прадед в гвардейском мундире,
Верный Службе, России, Царю,
Вместе с дедом – мальчишкой незнающим,
Повзрослеет в каком он бою.
Не судить, а гордиться нам предками,
В каждом времени славен Герой,
И подумать, разглядывая временем,
Свой мундир и награды, порой…
В августе 2014 года исполняется 100 лет с трагической даты – вступления Российской империи в Первую Мировую войну, которую современники именовали Великой Войной или Второй Отечественной (первая Отечественная – это война 1812 года).    Первую мировую войну не случайно называют «Великой и забытой».
«Великой» она именуется потому, что в этой огромной войне приняли участие 62 из существовавших тогда 73 стран мира, а ее жертвами были более 11 миллионов человек – солдат, офицеров и мирных жителей. Следствиями Первой мировой войны стали глобальные перемены и социальные катаклизмы XX века – распад империй, революции, гражданские войны. Первая мировая война породила и Вторую мировую. Некоторые историки считают эти войны одной грандиозной военной компанией XX века, растянувшейся на тридцать лет.
Наименование «забытая» тоже применимо к Первой мировой войне, особенно в нашей стране. В советские годы забыты трагедии, герои и жертвы этой войны, именовавшейся «империалистической». И это при том, что за годы войны в России было мобилизовано более 15 миллионов человек. Среди коренных жителей Полтавского района, села Еремеевка  нет ни одной семьи, в которой не было бы участников Первой мировой.

       Такой семьёй является семья Евладенко. Этот небольшой рассказ записан со слов Фёдора Ивановича Евладенко, внука переселенца первого потока, одного из основателей села Еремеевка- Филиппа Евладенко.

        Иван Филиппович Евладенко приехал в село Еремеевка  вместе с отцом, матерью, братьями и сестрой в 1907году.

       Их семья считалась крепкой, зажиточной (засеяли 8 десятин  в первую посевную).

       В 1910 году Иван  женился и получает свою долю земли в собственное владение.

      Был призван в русскую армию, дослужился до капрала, участвовал в первой мировой войне (1914-1918 гг.).

     Сохранились в местном сельском музее его рассказы о пережитых ужасах на фронте (записи сына Фёдора).

    Отец рассказывал, как солдаты голодали, мёрзли в окопах, их  заедали вши и ,как томила тоска по семьям.…

     Вот сидят они в окопах, выставив дула винтовок в сторону противника, а, напротив — в окопах- немцы застыли в напряжении. Та и другая стороны отказываются стрелять друг в друга, понимая бессмысленность многолетней бойни между мирными людьми. Тогда командиры поднимают их в атаку.

         Русские и немцы идут стеною друг на друга, вот-вот завяжется схватка в рукопашную.  Иван — небольшого роста, поджарый, щуплый, на него надвигается немец — огромного роста, широкоплечий, но тут же приостанавливается и говорит на ломанном русском: » Русь, не коли! У меня девять детей…»

        К счастью, бывало, когда бой не завязывался, а солдаты той и другой сторон по- братски пожимали руки друг другу, обнимались, обменивались куревом…из учебников истории мы знаем о фактах проявления чувства интернационального братства — так называемого братания — на фронтах Первой мировой. Но мы знаем и другое: красные и белые, будучи братьями по крови, безжалостно стреляли и кололи друг друга на фронтах гражданской войны…

       Брат Ивана, Илья Филиппович, тоже участвовал в Первой мировой. Попадал в плен, бежал, благополучно добрался домой.

        В 18-м вернулся с фронта Иван Филиппович. В том же году умер отец.

       Да другая беда нагрянула. В стране началась междоусобная  война небывалого размаха. По Сибири шёл Колчак. Один из его отрядов забрёл и в здешние места — маршрут прошёл от Барвеновки через Ольгино и Еремеевку и Омск, попутно пополняя свои отряды новобранцами, запасаясь провизией   и отбирая лучших лошадей. Были у него и телеги, и крепкие кони. Иван попытался было возразить. «Запрягай, говорят, а то головы тебе не сносить…да и сам собирайся — повезёшь нас до Омска», — приказали ему. Пришлось повиноваться. Собравшись в дорогу, Иван вышел из своей землянки, а гости прямо-таки ахнули; перед ними стоял бравый капрал царской армии — в военной форме, при всех армейских регалиях… Возможно, только это обстоятельство и спасло его от верной гибели, когда он по дороге в Омск слёзно просился отпустить его домой.

        Отпустили за Щербакулем. Забрали лошадей и телегу, его самого раздели, сняли с него солдатские сапоги, папаху, ему сбросили старьё да рваньё. С тем он пешим и вернулся домой на шестые сутки.

       Семья Ивана Евладенко , как и семьи его братьев, была бедная. Иван вёл своё тощее хозяйство, но семья росла, и приходилось подрабатывать в наймах. Безрадостное, бедное существование, непосильный труд, тревожное время коллективизации, ужасные годы массовых репрессий — всё это пришлось испытать людям старшего и младшего поколений.

      »Жили бедно, в дому ничего не было, хлеба досыта не ели»,- вспоминал сын Фёдор.

       В самый пик лихолетья, в 1943 году умер Иван Филиппович.

      Всякая порядочная человеческая жизнь имеет великую, непреходящую ценность, и всякая биография трудового человека представляет собой  поучительную ценность как урок, как страница науки о жизни.