Ташева Диана

«Дело всей жизни»

Великая Отечественная война, длившаяся тысяча четыреста восемнадцать дней, навсегда останется в памяти народной. Ее нельзя вычеркнуть из воспоминаний тех, кому довелось сражаться. Все народы нашей великой родины встали на защиту своей страны. В эти дни не было ни одного человека – взрослого или ребенка – равнодушного к судьбе своей земли. Война – это не только фронт. Это и напряженный, без счета времени труд.

Победа досталась очень трудно, но «ковали» ее все: и те, кто ушел на фронт и те, кто не участвовал в боях, не ходил в атаку на вражеские пули, но чей вклад в Победу от этого был не менее значим.

Я хочу рассказать  о труженике тыла Кенжегозине Хайрулле Мухамеджановиче, который вложил немало сил, труда для достижения Победы.

В годы Великой Отечественной войны и после нее Хайрулла Мухамеджанович работал учителем в Кзыл-Агашской восьмилетней школе, на фронт не взяли по причине серьезной прогрессирующей болезни.

Свою трудовую деятельность он начал после окончания Омского педагогического училища. На всех участках, где бы ни работали комсомольцы аула, они всегда старались находиться в первых рядах, брали на свои плечи самую тяжелую работу. В день юбилея Комсомола секретарь райкома партии лично вручил комсомольской организации аула Кзыл-Агаш, которой руководил   Хайрулла Мухамеджанович, Почетную грамоту и знаки ЦК ВЛКСМ.

Из воспоминаний ветерана педагогического труда: «Работать было неимоверно трудно, не было топлива, поэтому учителям самим приходилось заготавливать талы (кустарники) в лесу, вместе с ребятами собирали колосья после уборки. Народ был сплоченным, друг другу помогали во всем».

Взрослые работали, напряженно вслушиваясь в сводки Совинформбюро, с открытым отчаянием или тайной мужественной тоской переживали утраты, ревниво лелеяли и будоражили себя памятью о прошлой мирной жизни, которую в солнечное воскресенье 22 июня расстреляла война.

Хайруллу Мухамеджановича всегда удивляли и восхищали организованность и дисциплина военного времени, быстрота исполнения принимаемых решений. «На каждом заседании комсомольской организации, — вспоминал ветеран — решались вопросы помощи фронту, рассматривались вопросы материальной помощи семьям погибших солдат, многодетным семьям. Учителя больше не пользовались отпуском. Ремонт школьных помещений, работа с детьми в поле и на току, ночные смены на обмолоте вместе с колхозниками – вот обычный труд учителя в те годы. И была  еще одна чрезвычайная работа: в дом, куда приходила похоронка, первым шел учитель».

Как загорались и светились глаза учеников, когда Хайрулла Мухамеджанович рассказывал о детстве мальчишек и девчонок военного времени: «Мои ребята объединялись в свой клан, жили настоящим, гибко приспосабливаясь к его трудностям. В одном они были едины со старшими – в недетском интересе к сводкам с фронта. И это был первый знак их гражданского вызревания. Голодные, в полутемных коморках, с особым, почти взрослым упорством готовили уроки. И еще ребята научились ничего не просить для себя. Трудное время вытравляло в них свойственное многим детям эгоизм, капризность, требовательность.

 Паек делили поровну, и нужна была достаточная сила воли, чтобы ту небольшую долю хлеба, что положено на весь день, не проглотить сразу – ведь все время хотелось есть. Дисциплинировала мысль: «Если съем все сейчас, мама потом отрежет от своей порции». Нельзя было такое допустить: мамы худели, старели на наших глазах от работы, забот, похоронок.

Мальчишки организовали тимуровскую команду, считая, что это не женское дело: им хотелось казаться мужчинами, заниматься сугубо мужскими делами, заменить тех, кто ушел на фронт. Но женщины тоже не оставались в стороне, и поэтому девочки создали свою тимуровскую команду. И началось настоящее деловое соревнование. Конечно, направляли их мы, взрослые, и делали это так ненавязчиво, что казалось, ребята на самом деле самостоятельны. Далее мы с детьми организовали художественную самодеятельность. Наши концерты вносили разрядку в постоянное напряжение, с каким жили старики. Потом, не расходясь, люди подолгу рассказывали друг другу о событиях на фронте. Здесь были  и «отвоевавшие» свое бойцы. Читались стихи Симонова, говорили, вспоминали, строили планы.

Мои ученики были универсальными актерами: пели, танцевали, читали стихи, ставили спектакли. Очень скоро нашло нас «признание»: соседние аулы приглашали наперебой. А днем – школа, домашние задания, репетиции. Мы очень заботились об обновлении репертуара: нельзя с теми же номерами выступать дважды в одном месте.

Конечно, мы не только выступали с концертами, а делали все, что положено тимуровцам. Точно по Гайдару: помогали семьям фронтовиков, престарелым людям, приглядывали за младшими. Научились полностью обслуживать себя, чтобы не быть лишней тягостью и без того отягощенной  работой, неустроенностью, недоеданием, скорбью – жизни родителей. Ребята мгновенно откликались на любой призыв старших: участвовали в заготовке дров, собирали колоски, мастерили подарки для фронтовиков, штопали одежду вместе с мамами, научились стирать и готовить.

Один из тех, тогдашних тимуровцев, стал видным комсомольским работником, другой – председателем колхоза, третья, пройдя нелегкую школу жизни, оставшись без отца, работала и одновременно училась и стала инженером.

Конечно, они стали достойными людьми не потому только, что прошли через «тимуровство», познали недетские заботы. Не только поэтому. Но и потому – тоже».

Хайрулла Мухамеджанович гордился поколением военного времени. Многие его воспитанники с благодарностью вспоминали учителя биологии и химии, который привил им искреннюю любовь к своей родной земле, веру в победу Великого народа, душевную теплоту. Трудно было работать и в первые послевоенные годы, но молодой учитель уверенно отдавал все свои знания, силы и энергию любимому делу.

«Время послевоенное, — вспоминал ветеран, — в стране шло восстановление разрушенного хозяйства: строили электростанции на реках Сибири, новые города и поселки. В школах не хватало учебников, тетрадей, других школьных принадлежностей. Не было света, на каждый класс одна керосиновая лампа. Но, несмотря на все это, учителя с особым энтузиазмом вели работу, учили детей, учились и сами» (Книга Н.Г. Поминовой «Москаленская земля» 2002г).

Хайруллой Мухамеджановичем и его учениками сразу после войны был заложен прекрасный сад, который был гордостью не только школы,  деревни, но и района. (Газета «Сельская новь» 1970г.)

 До этого в деревне была голая степь, где зимой и летом гулял ветер, не было ни одного деревца.  Много средств, времени, труда было потрачено учителем и его учениками на возведение чудесного сада. Сад поражал местных жителей и приезжих разнообразием клумб и посадок, что было в диковинку для односельчан. Здесь росли не только привычные глазу деревья, кустарники, но и заморские декоративные растения. Труд Хайруллы Мухамеджановича был отмечен высокой государственной наградой за этот «оазис» в бесконечной степи. Сад стал для односельчан парком отдыха, для влюбленных — местом свидания, а для аксакалов даже своего рода храмом. Поколения следующих лет бережно ухаживали за садом, приумножая его богатство и красоту.

С горечью вспоминал он  о своих одноклассниках, которые погибли на фронтах Великой Отечественной войны: «По-разному складывались судьбы моих товарищей: офицеров Советского Союза Г. Амрина, А. Жанкеева, старшего лейтенанта Д. Сейтмалдина. Немногие участники ВОВ возвращались с фронта, но тот, кто вернулся, продолжал трудиться в мирное время».

Вот письмо с фронта, сохранившееся в его личном архиве, доказывающее прочность дружеских отношений в военное время. «Как только прибыли на фронт, нас кормили дважды – утром в 10 часов и вечером в 7 часов. Давали жидкий суп, мы туда бросали хлеб и сухари, вообще кормили плохо. Принесенного хлеба хватало на три дня. Его обычно выдавали по триста граммов на обед, а на завтрак и ужин – по двести. Делили так: резали, раскладывали на кусочки. При этом все отворачивались, а один указывал на кучку, спрашивал: «Кому?». Так же делили и сахар. Вначале и суп носили, но времени на это уходило много, так как полевая кухня была далеко. Потом стали распределять сухой паек. Были и знаменитые сто грамм водки. Обычно кормили солдат завтраком и давали по сто грамм для смелости. Я от них отказывался. А воду пили, где придется, часто из глубоких воронок после бомбежки. Жили в блиндажах, которые не отапливались. Зимой и летом постелью служили ветки сосны и ели. Блиндажи стояли на болотах, так что весной постоянно вычерпывали из них воду. Бани не было. Как-то пытались из плащ — палаток соорудить душ, да только помылиться так и не удалось». Когда читаешь такие письма, по коже мурашки бегают, от того, в каких условиях жили наши защитники. Необходимо прочувствовать состояние наших соотечественников, чтобы понять, что же пережили солдаты. Мой дед со слезами вспоминал своих товарищей, говоря об их заслугах, о том, что они не успели увидеть жизнь мирного времени.

Много хороших слов можно сказать в адрес моего деда Хайруллы Мухамеджановича Кенжегозина. Он  был человеком отзывчивым, честным, трудолюбивым и преданным своей Родине.

Педагогическую династию, начатую Хайруллой Мухамеджановичем, продолжают его две дочери, учителя русского языка и литературы, а также внучки Алмагуль, учитель русского языка и литературы, Асель,учитель биологии и химии Москаленской средней школы №3, Айна,учитель математики Степнинской средней школы Марьяновского района.

Он был хорошим педагогом, воспитателем. Это был широко образованный, интересующийся всем на свете сельский интеллигент. В 40-ые годы учитель. Потом заведующий учебной частью, с 1971г. до 1986г. директор неполной средней школы – таковы его должностные вехи.

Награжден медалями:

  1. «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945гг».
  2. «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина».
  3. «Ветеран педагогического труда»
  4. «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.»

В 1966 году его труд отмечен Почетной грамотой Министерства просвещения РСФСР и Республиканским комитетом профсоюзов просвещения высшей школы и научных учреждений.

За время педагогической деятельности дедушка вырастил много замечательных людей. Среди них есть врачи, инженеры, животноводы, механизаторы. Годы идут, времена меняются, меняются и люди. Повзрослели бывшие ученики, имеют семьи. Но никто из них не забывал  своего учителя, писали письма, присылали  поздравительные открытки. А те, кто рядом, низко кланялись.

Так отзывался о своем учителе К. Ахметов, директор школы: «Хайрулла Мухамеджанович для меня является примером во всем. Всем хорошим мы обязаны ему, это он заложил в нас любовь к труду, своей Родине, своему народу!» (Газета «Сельская Новь» № 124).

Удивительно и странно, что Хайрулла Мухамеджанович ушел из жизни в свой любимый профессиональный праздник – День знаний, 1 сентября 2008 года. Такое совпадение, на мой взгляд, говорит о том, что он, действительно, является учителем от Бога.