Есукевич Анастасия «Легенда о Данко»

Конкурс эссе

«Подвиг народа в памяти поколений»

Легенда о Данко

Урок литературы. Зоя Ивановна читает нам  «Легенду о Данко» Максима Горького:  «А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…
— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце
и высоко поднял его над головой. 

Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, 
освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая упала в
гнилой гнев болота. Люди же, изумленные, стояли как камни.
— Идем! – крикнул Данко. И бросился вперед на свое место, высоко
держа горящее сердце и освещая им путь людям…»

 Класс внимательно слушает легенду о «странном» юноше, вырвавшем своё сердце ради неблагодарных людей. Зачем? И тут Сашка, мой сосед по парте, начинает вслух возмущаться, что всё это глупости, такого в жизни не бывает, сердцем не освещают путь. Класс вступает в дискуссию, а я мысленно улетаю в лето…

Это был солнечный день, мы с родителями возвращались в город от бабушки. Она живёт в Нижнеомском районе. По дороге мы остановились в лесу, поели сладкой земляники, нарвали душистых цветов. В воздухе стояла нестерпимая жара, и мы решили пополнить запасы воды. Отец свернул в небольшую деревню со смешным названием Пугачёвка.

Обычная затерянная в российской глубинке деревушка с бревенчатыми домами в одну улицу. Под окнами традиционные для наших мест палисадники с неприхотливыми цветами. Возле ворот обязательно скамейка. Тишина и покой. Нашу машину приветствовали лишь несколько вездесущих деревенских ребятишек да лопоухая собачонка.

И тут наше внимание привлекает памятник матросу. Откуда здесь мог взяться памятник, да ещё и матросу? Останавливаемся и читаем: «Пётр Иванович Ильичёв. Родился  28 января 1927 года — погиб  18 августа 1945 года». А за памятником маленький старенький домишко с подслеповатыми окнами, на котором висит табличка: «В этом доме родился и жил Герой Советского Союза Пётр Иванович Ильичёв». Я, забыв о жаре и цели нашей поездки, стою, как заворожённая, и смотрю новыми глазами на эту улицу, на эту деревушку.

Оказывается,  когда мои родители вместе учились в школе, у них был музей, в котором были собраны документы о героях-земляках,  родители детьми приезжали в это село, встречались с родственниками Петра Ильичёва. Музей этот существует до сих пор.

Пётр Иванович Ильичёв родился в 1927 году в деревне Пугачёвка Нижнеомского района Омской области в крестьянской семье. Был обычным деревенским мальчишкой, окончил 4 класса, для того времени это было стандартное образование, затем начал работать в колхозе. Ему было 14 лет, когда началась война, по возрасту Петр не подходил для военной службы, но его это не останавливало. Юноша был очень рослым и настойчивым, поэтому в ноябре 1944 года в 17 лет его призывают в армию. На войну с фашистской Германией Пётр не успевает попасть, его отправляют в Военно-Морской флот. Здесь он окончил объединённую школу учебного отряда Тихоокеанского флота, служил рулевым сторожевого катера. Когда началась Советско-японская война, матрос Пётр Ильичёв был включён в батальон морской пехоты.

В ночь на 18 августа 1945 года советские корабли с десантом подошли к самому северному в Курильской гряде острову Шумшу. На следующий день началась высадка десанта. Ильичёв высадился в числе первых. Из-за мелководья корабли не могли подойти ближе. Под шквальным огнём противника десантники бросились в воду и вброд добирались до берега. Завязался ожесточённый бой, моряки атаковали прибрежные укрепления и захватили плацдарм.

 Но впереди была ещё более сложная задача: высота 171, господствующая над местностью. Это была ключевая позиция японцев, подступы к которой прикрывал вражеский дот на вершине и сеть траншей с пулемётами.  Неся огромные потери, моряки пошли на штурм. Вдруг на вершине заговорил двухамбразурный дот. Мощный огонь прижал десантников к земле. Несколько смельчаков бросились вперёд, но тут же упали замертво. Тогда старшина I статьи Николай Вилков и Пётр Ильичёв подползли к доту и забросали его гранатами. Но, когда десантники вновь поднялись в атаку, пулемёты заработали снова.

Петр Ильичев оглянулся назад, там, внизу, прижавшись к земле, лежала вся рота. Что же делать?

В следующее мгновение Петр увидел, как старшина Николай Вилков, встав во весь рост, пошел прямо на дот и закрыл своим телом его правую амбразуру. Но левая продолжала в упор расстреливать десантников.

Гранат больше нет. Но есть горячее сердце, в этом сердце — большая любовь к Родине, к своему народу. Матрос Ильичев хорошо понимал, что нужно любой ценой заставить замолчать второй вражеский пулемет, а у него осталось одно оружие против врага — жизнь. И он, не раздумывая, рванулся вперед. Пламя, хлеставшее из амбразуры, казалось, вот-вот опалит его раньше времени. Но нет. Герой успел добежать и броситься на амбразуру.

Замолчал второй пулемет. Моряки-десантники бросились вперед, и через несколько минут над вражеской высотой победно развевалось красное знамя.

 Пётр Ильичёв, восемнадцатилетний мальчишка из глухой сибирской деревни, отдавший ради спасения других самое ценное, что у него было – жизнь, похоронен на далёком острове Шумшу. 1 сентября 1958 года Указом Президиума Верховного Совета СССР краснофлотцу Петру Ивановичу Ильичёву посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Именем Петра Ильичёва названы бухта и мыс на Камчатке, улицы в Омске, Владивостоке, Северо-Курильске, Петропавловске-Камчатском Сахалинской области, рыболовный траулер и десантный корабль Тихоокеанского Флота…

Класс продолжал бурно обсуждать легенду о Данко, я подняла руку:

- Вы говорите, что таких героев, как Данко, не существует, а разве наш земляк Пётр Ильичёв не отдал жизнь ради людей, разве он не осветил своим сердцем дорогу идущим за ним?

Притихшие ребята задумались…

Мне кажется, что в жизни всегда есть место подвигу, на нашей земле были и есть герои, но главное, как мы к ним относимся. В современном мире пытаются перекроить результаты Второй мировой войны, переиначить подвиги, сместить героев.  Наша задача – не допустить, чтобы какой-то «осторожный» человек, как в легенде о Данко, смог растоптать  пылающее сердце, стереть память о героях ушедшей войны.  Иначе тьма, упавшая в «гнилой гнев болота», вновь поднимется оттуда и застелет нам дорогу.