Гаммермайстер Алена

Жизнь как подвиг

Подвигу лежит дорога в вечность, и над ним не властвуют года.

Рождественский Роберт

gh

В настоящее время многие сетуют, что, дескать, современная молодежь не имеет идеалов, примеров для подражания. Все, что дают ей средства массовой информации, мы уже слышали. Но я позволю себе не согласиться. Оглянитесь, посмотрите вокруг себя: сколько вокруг людей, совершающих подвиги, подвиги ценою неимоверных усилий, ценой собственного здоровья для того, чтобы наш край, наш Любинский район стал краше и богаче. Вокруг нас живут герои и их потомки, нужно только захотеть их увидеть, почувствовать и осознать значимость того вклада, который они внесли в развитие района. Их судьба достойна быть идеалом. Их стремление к жизни достойно подражания.

Все, что я написала для кого-то уже известно, кто-то что-то помнит, а кто-то узнаёт об этом впервые и задумывается: а какой след я собираюсь оставить после себя? Мне хотелось бы рассказать о героической судьбе моего  прадеда Никифорова Константина Дмитриевича.

Начиналось все с приказа №17 от 27 февраля 1933 года: «…на должность зам. директора по административно-хозяйственной части совхоза № 242 назначить Константина Дмитриевича Никифорова». На мой взгляд, многое решалось в этот день для будущего совхоза № 242, ведь в соответствии с этим приказом в совхозе появился человек, которому предстояло сыграть очень и очень значимую роль в истории хозяйства, района, и в судьбах сотен людей, с которыми столкнулся на омской земле этот человек.

Вскоре прежнего директора совхоза переводят на другую работу, а директором хозяйства становится К. Д. Никифоров. Кто же он такой, Герой Социалистического Труда, орденоносец ордена Красной Звезды, Трудового Красного Знамени и десятка медалей, человек, о котором знала вся Омская область и очень многие за ее пределами?

Из воспоминаний его детей, с которыми мне посчастливилось встретиться, Геннадия Константиновича и Нины Константиновны: «Родился Константин Дмитриевич в крепкой многодетной семье новосибирского середняка, в деревне Кочневке. Имел три класса образования. Обеднела семья в одночасье. Во время колчаковщины, когда отца с лошадьми забрали, якобы, для перевозки грузов, обещали возместить убытки. Вернулся отец через некоторое время без денег и без лошадей, хорошо, хоть сам жив остался. В 1924 году Константина призвали в Красную Армию. В 1927 вступил в ряды Щ Коммунистической партии. С началом коллективизации в 1929 году направлен для организации колхоза в родную деревню Кочневку. Примерно в это же время он знакомится со своей будущей женой, учительницей, которая квартировала у его родителей, Любовью Ефимовной. В начале 30-х годов направляется в Омскую партийную организацию после окончания колхозного института, где учился на агрофакультете, а уже потом в совхоз № 242».

Меня поразило то количество мелочей, которые помнят его дети, уже сами довольно пожилые люди. Их рассказы пронизаны уважением, горячей любовью к отцу. Самая большая радость их детства связана с моментом, когда отец брал их с собой на кошевке, запряженной лошадью, в поле. Их поражала его привычка быстрым, твердым шагом обходить вверенные ему земли, животноводческие фермы, строительные площадки. Люди только начинали подходить на свои рабочие места, а он уже там побывал.

Очень интересны, на мой взгляд, были его взаимоотношения с расхитителями и тунеядцами. Разбирался Константин Дмитриевич с ними по-своему, по-отцовски, хотя некоторым сам годился в сыновья, но повторно совершать правонарушение ни у кого не возникало желания.

В книге Л. Иванова «Село видно издалека» я прочел воспоминания Константина Дмитриевича о Северо-Любинском совхозе: «Знакомство с ним, прямо скажу, разочаровало многих. Занесенный снегом единственный деревянный дом, низкие земляные бараки, в которых жили рабочие, скотные дворы из камыша. Кормов к весне не хватало, поэтому соломенные крыши приходилось скармливать скоту». Кстати, сам Константин Дмитриевич с семьей жил в землянке, где проживала семья веттехника хозяйства А. М. Бочанова.

О состоянии совхоза я в данной статье рассказывать не буду, скажу лишь, что оно было очень и очень плачевным. Такой человек как Никифоров такого положения долго терпеть не мог, и поэтому им как руководителем были намечены приоритетные пути развития.

Во-первых, задача оздоровления скота за счет покупки его у местного населения, выделение группы племенных животных, и затем их скрещивание с чистопородными быками красной степной породы (почему-то в народе их называли немецкой породой). Во-вторых, задача создания кормовой базы, то есть посев высокоурожайных кормовых культур, их правильная переработка и хранение. В-третьих, подготовка собственных кадров механизаторов, животноводов, растениеводов. На решение этих задач Никифоров не жалел ни денег, ни сил, ни времени.

Наступил грозный 1937 год и наряду с несколькими специалистами совхоза №242 беда не обошла и Константина Дмитриевича. Поводом для ареста послужила анонимка, в которой сообщалось, что Никифоров — сын кулака, скрыл свое происхождение, обманным путем прокрался в партию, был судим, но не исправился и продолжает вредить делу социализма.

Дочь Константина Дмитриевича, беседуя со мной, сказала: «Они объявили отца врагом народа. Да… враг народа, который поднимал хозяйство не жалея собственных сил, постоянно ездил в другие села и районы, чтобы труд людей в Северо-Любинском не пропал зря, а приносил плоды, всячески улучшал условия труда, привозя из поездок массу полезных идеи и нововведений. Якобы он вообще белогвардейский офицер, скрывающийся под другим именем».

От тяжких обвинений его спасли земляки кочневцы и коммунисты совхоза, не боясь быть также оклеветанными. Через некоторое время Константина Дмитриевича освободили. Но еще долгое время он находился под бдительным наблюдением соответствующих органов.

Еще один факт, характеризующий Никифорова как личность, это любовь к спорту, книгам, природе. Зимой лыжи, всевозможные кроссы, даже такой экстремальный вид спорта как гонки на лыжах, когда лыжник управляет скачущей лошадью. По воспоминаниям детей, в шахматы он мог играть ночи до утра, если еще соперник был достойный, то только работа могла оторвать его от шахматной партии. Летом — обязательно волейбол.

Такой библиотеки как у Никифоровых, не было ни у кого в Северо-Любинском совхозе. Этому, конечно, способствовала супруга Константина Дмитриевича. Но книги в этой семье не приобретали ради красоты или престижа. Они читались от корки до корки. А журнал «Роман-газета» выписывали с 1937 года по 1975-й до самой смерти. Был он заядлым грибником, очень любил посидеть с удочкой у водоема, а охоту не любил. Мне думается, на природе он отдыхал, расслаблялся, а охота — это азарт, напряжение. Ему этого хватало на производстве.

Об успехах хозяйства свидетельствует тот факт, что в 1940 году малой золотой медалью Всесоюзной сельскохозяйственной выставки было награждено пять доярок Северо-Любинского совхоза, надоивших от 2946 до 3512 кг. молока от коровы. Для сравнения: в 1933 году надаивали от коровы в среднем 1300 кг. молока. Это ли не трудовой подвиг! Вывести одно из самых отсталых хозяйств на уровень лучшего в районе и области.

Грянул 1941 год. 23 июня Никифоров, у которого была директорская бронь, ушел, а точнее, уехал на фронт на своей лошади. Воевал на Ленинградском и Волховском фронтах в звании старшего лейтенанта, заместителя командира полка. Был тяжело ранен при попытке прорвать окружение для спасения дивизии генерала Власова. Перенес семь операций, но нижнюю челюсть ему так и не восстановили.

Дочь вспоминает: «Уходил на фронт такой красивый, широкоплечий, а мама привезла в 1944 году маленького, сморщенного, с реденькой бородкой, которая скрывала следы страшного увечья. С той поры и приклеилось к нему прозвище «Дед», конечно, за глаза. Его ордена и медали за военные заслуги, как, впрочем, и мирные, отданы на хранение в Омский государственный музей. Немного окрепнув, он уже не мог усидеть дома. Он приходит в контору и диктует первый свой приказ: «Вернулся с фронта, приступаю к работе».

И, приступив к работе, учился заново говорить, есть, пить, учился всему, что отняло у него ранение. Разве это не подвиг! И опять надо было быть первым всегда и во всем. Не сломило его и то, что в 1951 году ушла из жизни его жена, и он остался с четырьмя детьми. В  этом  же  году  Константин Дмитриевич Никифоров за трудовые заслуги получил звание Героя Социалистического Труда и орден Трудового Красного Знамени. И опять беспокойные дни и ночи по освоению передового опыта, поиск эффективных путей развития. И итог усилий — в 1968 году совхозу Северо-Любинский вручено переходящее   Красное знамя Совета Министров СССР и ВЦСПС. Первая денежная премия за победу во Всесоюзном социалистическом соревновании. Мало кто знает, что в 60-летнем возрасте К. Д. Никифорову присвоено звание кандидата сельскохозяйственных наук, но, по словам дочери, он не стал оформлять документов, объяснив это тем, что для него важнее работа, чем звание.

21 октября 1969 года Константин Дмитриевич пишет заявление на имя секретаря обкома КПСС С. И. Манякина с просьбой освободить его от занимаемой должности по состоянию здоровья. Чуть более пяти лет прожил он после ухода на заслуженный отдых, из них немало отобрала болезнь. Жизнь -как единое дыхание, жизнь как пламя, вспыхнувшее, созидающее, жизнь как подвиг. Жива память об этом человеке в людских сердцах, в его орденах и медалях, в книгах, написанных о нем, о человеке, который всегда и во всем хотел быть первым. Но почему-то не расчищен снег к его памятнику, и одинокая, покосившаяся табличка на одном лишь доме по улице Никифорова. И я спрашиваю себя: почему? А Константин Никифоров живет в своем 46-летнем внуке Константине Дмитриевиче Никифорове, который проживает в городе Ташкенте и работает экономистом на крупнейшем транспортном предприятии, и в шестилетнем правнуке Косте Никифорове, которого, наверное, привозят родители к памятнику его знаменитого прадеда.